Бей, беги, замри

Когда я говорю своим клиентам, что у вас был какой-то конфликт, подозреваю, что они не понимают, о чём я. В нашем обществе принято под конфликтом понимать буквально: я ругался с другим человеком.


В парадигме ГНМ (германской новой медицины) есть лишь понятие биологического конфликта, на который реагирует наше биологическое тело, логика у которого чёрно-белая.


С подросткового возраста у меня не прекращаются высыпания на лице, спине и груди. Их то больше, то меньше, но они есть. Походы к косметологам, диеты, чистки лица не давали никакого стойкого эффекта. Естественно, чтобы поверить, нужно проверить. И я начала искать свои конфликты.


Биологический конфликт для нашего тела - это вопрос буквального выживания, а иначе, это не конфликт. Всё в конечном итоге сводится к двум словам: жизнь или смерть особи. Перенесемся в лес. В лесу у животных есть конкретные потребности и реальные угрозы. Не поймаешь еду – смерть. Не убежишь от хищника – смерть! Не защитишь свою территорию – ты не сможешь размножиться – твой вид умрёт.
Люди на биологическом уровне подчиняются тем же законам: выжить и размножиться. Доказано, что инстинкты голода и размножения самые значимые. Их влияние на поведение человека первостепенно. Разница между лесом и городом в том, что люди метафорические угрозы БЕССОЗНАТЕЛЬНО воспринимают, как реально угрожающие их выживанию. Тело запускает специальную биологическую программу, чтобы помочь поймать добычу, победить медведя или притвориться мертвым, чтобы он тебя не стал есть.


Бей, беги, замри! Три способа реагирования на ситуацию. Людям дан еще один способ – договаривайся, но многие разучились им пользоваться.


Впервые прыщи на лице появляются в том случае, когда мне нужно выскользнуть из опасной ситуации. В самой ситуации может и нет ничего реально опасного, но моё восприятие таково, что я умру, если сейчас не выскользну из этой чьей-то «мёртвой» (только в моём биологическом восприятии) хватки. Меня буквально схватили и я должна убежать. В этот момент сальные и потовые железы начинают активно работать, выделяя секрет, чтобы сделать мою кожу более скользкой. А если их работы не достаточно, то начинается деление клеток желез, чтобы они смогла выделить еще больше секрета. То есть мой страх настолько силен, что железа в обычном своем размере не может мне помочь.


Как только я выскользнула, убежала, выжила, в сальных железах такого размера уже нет необходимости. Бактерии начинают разрушать то, что выросло днем. На лице я вижу прыщи с белыми головками. Это пройдет очень быстро и бесследно, если я не «закопаюсь» в следующем конфликте: теперь я не красивая и грязная. На конфликт грязи и обезображенности снова реагирует та же ткань тела, что и на защиту от нападения. Теперь мне нужно смыть грязь. Фактически мне нужно снова стать скользкой. И вуаля, я на 20 лет зависла в рецидивирующем конфликте обезображенности. Плюс еще огромная куча треков, накопившаяся за 20 лет, но об этом я расскажу вам в другой раз.


В детстве за мной гонялся мой старший брат, а потом я вдруг начала обращать внимание на свой внешний вид. Но с прыщами как понравиться себе и мальчикам? Это конфликт!


Искренне ваша, Даримира!

Записаться на консультацию можно по телефону: +375(29)514-22-98 (Viber, WhatsApp)